Сеть
RussianTown
Перейти
в контакты
Карта
сайта
Русская реклама в Питтсбурге
Портал русскоговорящего Питтсбурга
О нас Публикации Знакомства Юмор Партнеры Контакты
Меню

Пою, чтобы жить, а живу, чтобы петь!

Автор: Денис Кладчихин

«Я не обижаюсь на журналистов, даже если они пишут всякую гадость, им же тоже жить надо...Но не мне неприятно все это читать, а моим родственникам»,- откровенно ответил Александр Маршал нашему корреспонденту. Мы ничего плохого писать о нем не собираемся, а так...всю чистую правду.

Александр Витальевич Миньков (Маршал) родился 7 июня 1957 года в городе Кореновске Краснодарского края в семье военного. В семилетнем возрасте родители отдали его в музыкальную школу по классу фортепиано. Гитару же Александр освоил самостоятельно и уже в школе образовал свою группу “Степняки”. Первая песня была написана им в 15 лет на стихи А. С. Пушкина.
После школы Александр решил продолжить дело отца и поступил в Ставропольское высшее военное училище войск ПВО по специальности - штурман боевого управления. Но уже после двух лет учебы Миньков осознал, что поспешил остановить свой выбор на военной карьере: желание серьёзно и профессионально заниматься музыкой преобладало над желанием стать офицером. Александр подал рапорт об увольнении из рядов Советской Армии.
Прозвище “Маршал” Миньков получил в военном училище: так его дразнили друзья. Хотя, наверное, оно было предопределено судьбой намного раньше. Однажды в детстве Александр смотрел с родителями военный парад по телевизору. Показывали министра обороны, который в открытом лимузине проезжал по Красной площади и поздравлял парад с праздником. И тогда Саша сказал своей маме, что он также будет ездить на машине, как тот маршал. Мама же посоветовала ему стать хотя бы его водителем. Она тогда не знала, что ее сын станет солистом

« Парк Горького»-группы мирового значения!
После того, как Маршал ушёл из училища, он ещё год служил солдатом, потом работал матросом-спасателем в Крыму, механиком в фирме “Союзатракцион”. И всё время он находился в творческом поиске, писал песни, играл в различных группах. В Москву он попал сразу же после Олимпиады. Получилось так, что его пригласили в одну группу без названия, которая работала в основном по ресторанам, на место бас-гитариста. Группа, как оказалось позже, была одной из лучших в Москве, играла она “фирменную” западную музыку. Там Маршал и начал свою профессиональную деятельность. Потом он работал с “Москонцертом”, группами Стаса Намина “Аракс”, “Цветы” и другими коллективами. До того, как Александр пришел в “Парк Горького”, он уже обладал огромным опытом работы в музыкальной сфере.
В 1987 году Алексей Белов, который тогда ещё играл в группе “Москва”, предложил Маршалу создать группу и поехать с ней “покорять” Запад.

Тут-то все и началось, поехало...

-Мы дважды были во всех штатах-турне, по всей Америке. Ночью переезд, днем спим, вечером концерт. Так ездили полгода. Запомнились мне больше всего «аграрные» штаты, как Айова. В таких штатах люди, по определению, любят другую музыку, ходили на наши концерты просто из-за интереса посмотреть на «диковинку»- русская группа, которая занимает первые места в мировых рейтингах. Почему бы и не сходить?!

Как ваши коллеги относятся к тому, что вы изменили свое направление в музыке?

- На самом деле я ничего не изменил. Если вы придете на мой живой концерт, то поймете, что все в стиле «Парк Горького», с которым я вырос вообще. Есть такие вещи, которые я не смогу изменить вообще. Существует стиль «шансон»-это такая «страна», в которой существуют «подъезды» с раздающимися гитарными аккордами, пение блатных песен, да и не только блатных, песни об армии, войне... все в этом стиле звучит так, как надо. Поэтому я записал несколько подобных пластинок. Во время праздненств в кругу друзей, рокеров в косых куртках, меня просят сыграть что-нибудь такое, из той поры-подъездной. Т.е. это в крови у народа нашего.

Я со странностью смотрю на людей, которые говорят, что я изменил рок-н-ролл. О чем вообще мы говорим, мы где находимся. В нашей стране невозможно увидеть рок-н-ролл. Я считаю, что у нас есть хорошая крепкая бардовская песня, переложенная на электро-гитары.

Раньше вы работали в коллективе, сейчас вы сольный- где легче, комфортнее?

-Сейчас я хозяин своей компании. Это мой бизнес, я ответственен за своих людей, которым я плачу зарплату. Конечно, мне легче сейчас. Когда я был в группе, мы порой доходили до стычек, почти до драк, мы не могли прийти к общему знаменателю. Помню, однажды, мы повздорили с Лешей Беловым. Я ему говорю одно, а он мне другое, я –ему одно, а он другое, затем он что-то под руку сказал, а возле меня стоял вентилятор. Я его и разбил ногой, и ушел из студии. Барабанщик остался без специального вентилятора. Пришлось новый покупать.

Вы агрессивный по натуре человек? – тут же прозвучал встречный вопрос корреспондента нашего журнала

- Да нет, я очень миролюбивый, ненавижу войны и ссоры. Бывают моменты, когда нужно отстоять свое мнение и по- всякому приходится.

Музыкантов ругаете?

-Да, за ошибки во время концерта. Я им прямо говорю - не портачьте, нас мало на сцене, ошибаться нельзя!

Вы были в Америке «тогда» и бываете «сейчас»-что изменилось?

-Это не та страна, о которой я мечтал когда-то. Тот миф свободной страны рухнул давно. Наши коммунисты могли, лишь только позавидовать братьям-американцам в их технологиях, так как все было компьютеризировано. Свободы больше в Америке было, не так как в Союзе: живешь и чего-то боишься.

Когда я пожил в штатах, вник в ту жизнь-далеко не все так просто.

Когда мы ехали с Беловым из аэропорта Кеннеди, я ему говорю: « Надо же было столько лампочек вставить в дорогу!» Откуда человек из дремучего Союза мог предположить, что это были просто отражатели.

Перед тем, как нас выпустили из нашей необъятной страны, мы прошли серьезные испытания. Тут, откуда не возьмись, моя жена написала в первый отдел Москонцерта, что я хочу навсегда остаться в штатах. Старый кэгэбэшник Сан Саныч меня позвал и сказал, что он во все это не верит и думает-выпускать ли меня или нет. Я тогда думал: « Да кто он мне такой-папа что ли...!» А не так все и просто было. Затем собрали комиссию и давай меня штудировать:- Перечислите всех членов политбюро. Я им говорю:-Ну, Брежнев...Да их много было старых инвалидов, которые рулили государством. Или такой вопрос: О многопартийности, как строится иерархия партийной лестницы?.... Как нас выпустили в Америку-до сих пор не знаю! О, Америка, на Манхэтане я ударился лбом в стеклянный телефонный автомат. У нас был лимузин с чернокожим водителем, который всегда был пьяный. На автомобиле, которым мы катались, был номер «three music», девушки просто ложились под колеса. Сначала было все так здорово-я сразу же сказал: «Остаюсь здесь!»

А...затем, по какой-то причине, ушел человек, с которым мы подписали контракт, который нам еще в Москве обещал сделать нас мега - звездами. На сцене появлялись другие знаменитости, а про нас стали забывать......и визы заканчивались...Я не знал английского языка. Мог петь на нем, еще будучи в России, но им не владел. Американцы смеются, разговаривают, а я, как баран, ничего не понимал. А мне тоже, так хотелось им что-то рассказать. Меня это сильно взбесило. В один прекрасный день я выучил все неправильные глаголы и каждый день учил по два новых слова, прикалывая их перед собой на стенку возле кровати. Начал смотреть фильмы, заучивал фразы наизусть. Процесс пошел...

После спада был «волшебный лифт», в котором вы встретили нового менеджера-расскажите нашему читателю об этом, пожалуйста

-Все в этой жизни не происходит случайно. Познакомились мы с Рональдом Рейганом. Его супруга, Нэнси возглавляла тогда программу против наркотиков «Just say No». Мы были в Белом Доме на приеме, нам все говорили, что нас надо привлекать, так как мы-кумиры молодежи. Потом мы приехали на игры «Доброй воли»...вот там-то, в лифте мы и встретили нашего нового менеджера. Услышав, что мы русские, он протянул нам свою визитную карточку и сказал позвонить. Мы позвонили...затем мы улетели к нему в Лос- Анджелес,-все было опять здорово, но менеджер, к сожалению, умер через два года.

Развал группы с вашим возвращением в Россию не связан. Почему вы не остались в Америке?

- Не было смысла. Стиль музыки, в котором мы работали, перестал быть модным. Мы пытались быть модными, но сразу же становилось видно, что мы врем самим себе. Не могли мы играть другую музыку. Было лучше красиво уйти, чтобы о нас помнили, чем бесславно спикировать вниз.

А что думали о вас ваши западные коллеги?

Шоу-бизнес так устроен, что тебе в глаза правду никто не скажет, а потом-конкуренция. Мы очень дружили с группой Scorpions, с Брайн Адамсом.

Адамс как-то пришел к нам, когда мы записывали свою первую пластинку в Ванкувере и поставили ему послушать “My generation”. Брайн сел, послушал и сказал: « Пойдем, пивка попьем.»

-Тебе не понравилось,-воскликнул я.

-Да, громко очень.

Мы сели в его сплющенный троллейбус, так я называл его кадделак шестидесятого года выпуска, и помчались в бар, где за бокалом пива он мне сказал, что такого бы он не спел. На что я ему ответил: « Ты-это ты, а мы- это мы!»

Многим мы нравились...т.к. мы пользовались классическими кусками, к примеру, брали кусок Прокофьева... Классика очень близка к рок музыке.

И еще, читателю на заметку:

Первый сольный концерт Александра Маршала состоялся в Краснодаре в 1999 году. 15-титысячный стадион был наполнен до отказа и устроил потрясающий приём музыкантам. До этого Маршал участвовал только в сборных концертах.
Дебютный компакт-диск певца “Может быть”- был выпущен 25 декабря 1998 года- компанией “ОРТ Рекордс”. Это была “проба пера”, поскольку многие песни, вошедшие в диск, писались разными людьми, в разное время и не представляли собой единой концепции взглядов. Например, песня “Орёл” была придумана Маршалом, ещё во времена гастролей по Америке с “Парком Горького”. Как-то, переезжая с группой на автобусе из штата в штат, он увидел огромных орлов, парящих в небе. Сразу же вспомнились степи, в которых он вырос и орлы, так часто виденные там. Но “Орёл” не подходил группе по своей стилистике, и песня была забыта. Уже в Москве, на какой-то кассете, Александр обнаружил её наброски, воспользовался ими и записал готовую песню. Над композициями “Ливень” и “Улетаю вновь” он работал вместе с Павлом Есениным. Выход альбома “Может быть” многим обязан песне “На перекрестке”, которую сначала Маршал спел для пластинки композитора и банкира Игоря Каменского. Песня всем понравилась, и в скором времени было решено подписать краткосрочный контракт с компанией “ОРТ Рекордс” и выпустить первый альбом.
Презентация второго компакта исполнителя “Там, где я не был” состоялась 12 мая 2000 года на подмосковном аэродроме “Мячково”. Маршал неспроста выбрал для презентации этот аэродром. Здесь работают его друзья, к которым он часто приезжает “полетать”, здесь же был снят клип на песню “Небо”. Композиции на новом альбоме, выпущенном на лейбле Iceberg Music, разноплановые. Автором большинства из них выступил сам Маршал, две вещи (“Небо” и “Отпускаю”) написаны автором Павлом Есениным. Сильную композицию, в стиле активного рока, “Собачий вой”, сочинил гитарист Игорь Кожин. Песня писалась, как саунд-трек к фильму Сергея Кальварского “Марцефаль”, который до сих пор не вышел на экраны. В альбом также вошли композиции: “Жизнь взаймы”, “Уж ты прости”, “Прощай”, “Как тебя найти?”, “Золотое время”, “Свободна”, “Старый двор”.
Осенью 2000 года вышел в свет альбом “Горец” (Classic Company), отличающийся от двух предыдущих компактов своей концепцией и содержанием. Здесь собраны песни с войны, из окопов, госпиталей, тюрем, из разных мест, где человеку особенно трудно бороться за жизнь. Практически, все вещи написаны Вячеславом Клименковым, за исключением “Старого села” и “Колымы”, которые сочинил Маршал.
Последний альбом Александра Маршала “Белый пепел” вышел в октябре 2001 года. В альбом вошли песни “Белый пепел”, “Кто мы?”, “Невеста” и много других треков.
13-14 октября 2001 года состоялись первые сольные концерты Александра Маршала в Москве, на главной сцене страны, в Кремлевском Дворце.
В настоящее время певец работает над новым альбомом, который будет в корне отличаться от предыдущих. Александр Маршал уже записал несколько песен в стиле «шансон» и планирует сделать весь альбом, именно таким.
К середине лета 2002 года, Маршал подготовил новый альбом "Батя", посвящённый памяти отца. Все песни, кроме одной, написаны Вячеславом Клименковым, в том числе, почти традиционная для Клименкова "волчья" – "Вожак". К последней песне альбома – "Приказ назад" Маршал сам сочинил музыку, а его давний соавтор А. Пшеничный – слова.
3 марта 2003- компания West Records выпустила в Беларуси новый альбом Александра Маршала "Отец Арсений". Это, так называемый, аудиофильм, созданный с согласия патриарха Алексия II, посвящённый священнику Арсению. Отец Арсений был репрессирован, как священик, в 30-е годы в Сталинские лагеря. Своей верой он спас сотни людей, именно благодаря ему, они поверили в себя, в будущее, в жизнь. Альбом передает настроение веры, в наше время людям это необходимо так же, как и тогда.

А какие у вас отношения с российскими коллегами?

-Я знаю практически всех.

Не хотели бы заняться продюсерством?

-Я могу сесть в студию спродюсировать песню. А быть менеджером не могу-это не мое. Это каторжный труд, надо знать все ходы, выходы...Лучше я буду петь!

Где вы видите себя через десять лет?

-Не люблю я такие вопросы...Не думал об этом. Я сторонник того, что надо жить сегодняшним днем, не строю никаких планов.

Не вернетесь к длинным волосам?

-Нет того, что было раньше..да и мешают они мне.

Как часто гастролируете по странам бывшего Союза?

- Все время. Недавно вернулся из Тюмени, Ноябрьска.

В одном городе дали концерт, нам кричали восхищенно тридцать тысяч, затем перелет на вертолете над тундрой в другой город... казалось, надо было быть уставшими, а я вышел на сцену-солнце яркое мне светило в глаза, а мне- радостные доносятся аплодисменты-я ведь для этого, в принципе, и живу...живу ради таких моментов!