Сеть
RussianTown
Перейти
в контакты
Карта
сайта
Русская реклама в Питтсбурге
Портал русскоговорящего Питтсбурга
О нас Публикации Знакомства Юмор Партнеры Контакты
Меню

Полярный детектив

Автор: Семен Белкин

Арктика хорошо умеет хранить свои тайны, и примером тому может служить судьба зверобойной шхуны «Святая Анна», на которой была совершена одна из самых известных и в то же время самых трагических экспедиций ХХ века.

Со времени исчезновения «Святой Анны» прошло уже почти сто лет, но выявляющиеся факты еще больше запутывают эту и без того таинственную историю, рождают новые гипотезы и догадки, побуждают историков полярного мореплавания расширять границы поиска, вести дальнейшие расследования.

Эту историю можно начать с великой экспедиции века – плавания двух ледокольных пароходов «Таймыр» и «Вайгач», в результате которого удалось пройти Северным морским путем с востока на запад и «заодно» сделать последнее великое географическое открытие на нашей планете – обнаружить в бескрайней пустыне Ледовитого океана огромный архипелаг «Северная Земля», который по площади равен таким государствам, как Нидерланды или Дания.

Среди участников экспедиции был лейтенант Георгий Львович Брусилов. Жизнерадостный и отважный, решительный и нетерпеливый, он считал, что экспедиция слишком медленно идет к намеченной цели. После двух лет плавания на «Таймыре» и «Вайгаче» он решил организовать собственную экспедицию, чтобы преодолеть самую северную морскую трассу.

К тому времени у Г.Л. Брусилова уже был изрядный опыт морской службы. После окончания морского корпуса он почти семь лет находился почти в непрерывных плаваниях: сначала на миноносцах на Дальнем Востоке, кампаниях в финских шхерах, (шхеры - мелкие скалистые острова, разделенные узкими проливами и покрывающие значительную часть прибрежной морской полосы – С.Белкин), наконец, в экспедиции на «Таймыре» и «Вайгаче». Все это закалило характер будущего руководителя экспедиции, вооружило его необходимыми знаниями и опытом.

Г.Л. Брусилов представил морскому министру свой проект сквозного (т.е. за одну навигацию) плавания Северным морским путем и, как многие другие путешественники, получил решительный отказ. Тогда он обратился к своим богатым родственникам с просьбой финансировать экспедицию. Дело в том, что Г.Л. Брусилов происходил из очень знатного и славного рода. Его отец Лев Алексеевич Брусилов был известным военным моряком, начальником Морского генерального штаба. Брат отца - Алексей Алексеевич Брусилов – замечательный военачальник русской армии, который прославился в годы Первой мировой войны, и знаменитый Брусиловский прорыв вошел во все учебники военной истории. Другой брат - Борис Алексеевич - был богатым помещиком. К нему-то и его весьма состоятельной супруге - баронессе Анне Пезо де ла Валет - обратился будущий руководитель экспедиции, воздействуя не столько на их патриотические и родственные чувства, а на возможность выгодно поместить капитал: по пути к Тихому океану он организует зверобойный промысел, наполнит трюмы ценными мехами, и предприятие окупится сторицей.

Аргументы подействовали. Был заключен жесткий контракт, по которому три четверти будущих доходов получит дядя и его супруга, а четверть - Г.Л. Брусилов. Причем последний не имел права принимать каких-либо решений без согласования со спонсорами, не производить торговых операций без их письменного согласия. Этот жесткий контракт связывал Г.Л. Брусилова по рукам и ногам. В частности, он планировал отправиться в экспедицию на двух кораблях – это было бы более безопасно, но спонсоры не согласились на дополнительные расходы, что, возможно, и стало одной из причин трагического исхода экспедиции.

В 1912 г Г.Л. Брусилов отправился в Норвегию, где за двадцать тысяч рублей приобрел старую, но добротную зверобойную шхуну «Пандора». Много лет она была на зверобойных промыслах, на военной службе, участвовала в полярных экспедициях.

Получившая новое название «Святая Анна», шхуна очень понравилась бывалым морякам в Петербурге.

Журнал «Русское судоходство» (1912 г № 8) писал:

«Шхуна производит весьма благоприятное впечатление в смысле основательности всех деталей корпуса. Материал прекрасного качества. Обшивка тройная, дубовая. Подводная часть обтянута листовой медью. При тщательном исследовании дерево оказалось в хорошем состоянии. На рангоуте видны следы времени, но все приведено уже в образцовый порядок. «Святая Анна» делает под парами 7-7,5 узлов, а под парусами при благоприятных условиях до 11 узлов».

Уже много лет спустя один из оставшихся в живых членов экспедиции Брусилова матрос А.Э.Конрад вспоминал:

«Корабль был хорош. Мы неоднократно попадали в сильные сжатия, однако нашу Аннушку, как яйцо, выпирало из ледяных валов. Нет, ее не могли раздавить».

Одним словом, старая зверобойная шхуна словно была создана для предстоящего плавания. В то же время Г.Л. Брусилов позаботился о коммерческой стороне предприятия: на шхуне была отличная гарпунная пушка, запас гарпунов, ружья, необходимые снасти. Не было недостатка и в приборах, продуктах, топливе и других видах снабжения.

Состав экспедиции был пестрый. Попадались и случайные люди, погнавшиеся за длинным рублем и не подготовленные к предстоящим трудностям ни морально, ни физически, но лицо экспедиции определяли не они, а благородные исследователи, мечтавшие прославить свое отечество, открыть для России новую судоходную трассу, приподнять завесу таинственной Арктики. Среди спутников Брусилова нельзя не назвать Валериана Ивановича Альбанова. В 17 лет он приехал в Петербург, поступил в мореходные классы, плавал на Балтике и Енисее, затем на линии Архангельск –Англия. Когда Брусилов предложил ему должность своего помощника и штурмана, Альбанов, не задумываясь, бросил свою спокойную и обеспеченную жизнь и принял предложение. Этот человек сыграл в экспедиции особую роль.

Весьма колоритной была фигура матроса Александра Эдуардовича Конрада. Уроженец Риги, он с детства мечтал о море и стал классным матросом. А.Э.Конрад владел английским и французским языками, прекрасно знал все тонкости морского дела, обладал огромной физической силой и был незаменим в рейсе, особенно когда над экспедицией нависла смертельная опасность.
И, конечно, нельзя не сказать о единственной женщине в этом плавании – Ерминии Александровне Жданко, дочери генерала, героя Порт-Артура, племяннице начальника гидрографического управления, дальней родственнице клана Брусиловых. Эта девушка была чрезвычайно отважной, чуткой, всегда готовой разделить чужую боль. Незадолго до рейса она перенесла тяжелую болезнь, и врачи порекомендовали ей совершить морское путешествие. Вот и решила она на «Святой Анне» обойти вокруг Скандинавии, дойти до Архангельска и оттуда вернуться на поезде домой. Но когда уже в Мурмане (ныне город Полярный) выяснилось, что приглашенный для участия в плавании врач не явился, и предприятие было на грани срыва, Ерминия, закончившая медицинские курсы, предложила свои услуги, и Брусилов был вынужден принять это предложение.

Надо сказать, что в 1912 г. сложилась на редкость сложная ледовая обстановка. Во всяком случае ни одно норвежское промысловое судно в тот год не смогло выйти в Карское море. Но это выяснится лишь потом. А пока на «Святой Анне» царило приподнятое настроение. Пополнив запасы, корабль смело устремился в арктические моря и, несмотря на трудную ледовую обстановку, вышел в Карское море.

В октябре на пути отважных моряков встали непроходимые льды. Судно вмерзло в них, и его понесло на север. В начале вынужденного дрейфа атмосфера на судне продолжала оставаться радостной. Все участники плавания сохраняли бодрость и оптимизм: перезимуем, потом льды разойдутся, и мы пойдем на восток, настреляем моржей и белых медведей и победителями выйдем в океан.

Жили дружно, устраивали веселые чаепития, над безжизненной ледяной пустыней звучали пианино и граммофон. На льду построили деревянную баню, часто проводили соревнования по бегу на лыжах и коньках, на Рождество задумали поставить спектакль.

Но по мере дрейфа на север настроение стало ухудшаться. Запасы таяли катастрофически, все труднее было бороться с холодом, угнетающе действовала полярная ночь, начались болезни. Тяжело заболел и Георгий Львович.

В этот тяжелый период добрым ангелом для всех стала Е.А. Жданко. Матрос Конрад впоследствии писал:

«Мы все любили и боготворили нашего врача. Это была сильная женщина, кумир всего экипажа. Она была настоящим другом, редкой доброты, ума и такта».

Ко всему возникли разногласия между Г.Л.Брусиловым и штурманом В.И. Альбановым. Начальник экспедиции считал, что нужно терпеливо ждать, пока корабль вынесет на чистую воду, а штурман не желал быть игрушкой в руках стихии, И он предложил Брусилову разрешить ему покинуть судно и дойти до материка. Эту поддержали и некоторые другие члены экипажа.

Г.Л. Брусилов понимал, что если часть экипажа покинет судно, тогда оставшиеся запасы можно будет растянуть на более длительный срок. К тому же он считал себя не вправе удерживать людей на судне, идущем навстречу смертельной опасности и лишить их шанса на спасение. Наконец, в случае успеха Альбанов и его группа могли бы сообщить о судьбе «Святой Анны», передать собранные научные материалы, сообщить, куда направить спасательную группу.

В апреле 1914 г отряд из 14 человек выступил в сторону Земли Франца – Иосифа. Путь был настолько трудным, что уже через сорок верст трое не выдержали и вернулись. Остальные продолжали идти, но только двоим – Альбанову и Конраду удалось дойти до твердой земли, а остальные погибли.

Собственно говоря, и эта победа могла оказаться призрачной: не так уж много шансов было выжить у двух моряков на безлюдном острове, надеясь на чудесное спасение, но чудо произошло: измученных путешественников подобрали участники знаменитый экспедиции Г.Я.Седова на шхуне «Святой мученик Фока».

А «Святая Анна» пропала без вести, и судьба ее до сих пор неизвестна. Много лет считалось, что судно раздавили льды, и все члены экипажа погибли. Но, по мнению ряда крупных специалистов, шхуну в силу ее конструктивных особенностей льды раздавить никак не могли.

Высказывались также предположения, что «Святая Анна» могла попасть в так называемый круговой дрейф, и, стало быть, она до сих пор совершает околополюсные циркуляции. В пользу этой гипотезы свидетельствуют воспоминания известного полярного летчика В.И. Аккуратова, который в 1937 г. в районе Земли Франца – Иосифа видел покинутое судно, очень напоминавшее «Святую Анну».

В последние годы все чаще высказывается еще одна любопытная версия. Как показали расчеты, шхуну Брусилова могло вынести на открытую воду только в 1915 г в районе 700с.ш. Именно там во время Первой мировой войны, которая уже была в полном разгаре, очень активно действовали немецкие подводные лодки, и вполне логично предположить, что немцы, увидев судно под Андреевским флагом, потопили ее.

И наконец, еще одна сенсационная информация. В 1928 г. в ленинградском издательстве «Вокруг Света» вышла тоненькая невзрачная книжонка неизвестного автора Рене Гузи «В полярных льдах», переведенная на русский язык с французского. Это дневниковые записи молодой женщины Ивонны Шарпантье, которая находилась на борту обреченной шхуны «Эльвира», вмерзшей во льдах Арктики. Все, что описано в этом дневнике, полностью совпадает с трагическими событиями, происшедшими с экипажем «Святой Анны»: история самой Ивонны, которая заменила врача, разлад начальника экспедиции со штурманом и уход последнего по льду к Земле Франца – Иосифа.

Ивонна рисует жуткие картины: один за другим умирают члены экипажа, голод, холод, казнь одного из матросов, укравшего несколько сухарей… И вот, наконец, наступает день, когда Ивонна осталась одна. Собрав последние силы, она положила дневник в водонепроницаемый мешок и выбросила его на лед в надежде, что его кто-нибудь подберет.

Дотошные исследователи установили, что Рене Гузи – швейцарский литератор, написавший десятка полтора книг, в том числе и «В полярных льдах» (В оригинале она называется «Север очень опасен»). Но самое поразительное в этом литературном детективе состоит в том, что во французском оригинале герои имеют свои настоящие имена: Брусилов, Альбанов, и только героиня книги носит вымышленное имя - Наташа Сидорова.

Почему автор назвал героиню Наташей Сидоровой, может быть объяснено очень просто, если предположить, что чудом спасшаяся Е.А.Жданко передала свой дневник писателю и взяла с него слово, что он заменит ее имя на вымышленное.

Однако пытливые исследователи пошли дальше. Оказывается, в одной из своих книг Рене Гузи признался, что дневник Е.А. Жданко – это плод его выдумки. Дело в том, что, возвратившись, Альбанов опубликовал свой дневник, который в 1925 г. вышел в переводе на немецкий язык. Трагическая судьба «Святой Анны» потрясла писателя, и он попытался в художественной форме показать последний этап жизни обреченного экипажа шхуны.

Казалось бы, все встало на свои места и удалось отделить правду от вымысла. Но нет! Уже после Второй мировой войны объявилась дальняя родственница Е.А. Жданко, которая сообщила, что незадолго до начала войны в Ригу приезжала… Ерминия Жданко, жившая где-то на юге Франции.

Если это действительно так, стало быть «Святую Анну» в конце концов вынесло на открытую воду, и каким-то образом молодая женщина спаслась. Предположим, что в 1915 г состоялась встреча «Святой Анны» с германской подводной лодкой. Ведь немцы могли потопить шхуну с оставшимися членами экипажа и спасти единственную женщину. А, может быть, когда судно вырвалось из ледового плена, на ней в живых оставалась только она? Или свидетельство родственницы о приезде Ерминии Жданко в Ригу не соответствовало действительности? Одним словом, тайна «Святой Анны» так и остается нераскрытой.