Сеть
RussianTown
Перейти
в контакты
Карта
сайта
Русская реклама в Питтсбурге
Портал русскоговорящего Питтсбурга
О нас Публикации Знакомства Юмор Партнеры Контакты
Меню

Нет на свете тебя родней...

Автор: Людмила Баршай

Не нужно искать особые причины и даты, чтобы поклониться материнскому подвигу. Слово подвиг я употребила не случайно. Быть мамой, наверное, одна из самых трудных работ на земле. Все понимают, что материнство - это не только счастье, радость и огромная любовь, которую оно даёт. Это и надежды, ожидания, свершения.

Моя любимая, родная,

мой светлый лучик в темноте,

свою судьбу благословляю

за всё, подаренное мне.

Эти строки бывшая киевлянка посвятила своей маме, но они подходят всем мамам. Слово Мама на всех языках мира звучит одинаково нежно. Это тоже не случайно, потому что мама - самый родной человек, самый надёжный друг. Мы любим её, как хорошего друга,

За то, что у нас с нею всё сообща,

За то, что когда нам приходится туго,

Мы можем всплакнуть у родного плеча.

За то, что всегда, без утайки и прямо,

Мы можем доверить ей сердце своё,

И просто за то, что она наша мама,

Мы крепко и нежно любим её.

Незатейливый детский стишок, но сколько в нём жизненной правды! Уверена, что ещё появятся научные исследования, объясняющие природу морщин на лице мам. Зачастую, именно мы, дети, оставляем эти и другие, более серьёзные отметины, своими поступками, своим невниманием, своими бедами...

Лицо дорогое они бороздят

И не о покое тебе говорят...”

Откровения бывшей харьковчанки Миланы, думаю, будут понятны всем.

Сколько себя помню, мама была со мной рядом всегда. Даже когда 18-летней я сбежала из дома, и, не оставив даже записки, отправилась в самостоятельное жизненное плавание. Мама, смертельно обиженная, всё же пересилила себя и приехала - посмотреть, как живу, поговорить с квартирной хозяйкой, а заодно и привезти тёплые вещи, чтобы я не тратила деньги на покупку новых, зайти к главному инженеру завода, где я работала, побеседовать о жизни и обо мне. Моя мама была справедливым человеком. В лаборатории, которой она заведовала, сотрудницы приходили в крошечный кабинет, уставленный микроскопами и батареями пробирок, как в исповедальню, потому что знали - их боль станет её болью, она разделит их заботы и посоветует, как правильно поступить. Моя мама была немногословна. Она воспитывала нас, дочерей, в интернациональном духе и почти никогда не рассказывала о своей непростой жизни с еврейской фамилией. И о своём отце, пострадавшем в известные сталинские времена, тоже говорила немного. И мужа, изменявшего ей, при нас вообще не обсуждала. Она молчала на суде, разводившем её с человеком, незаслуженно любимым долгие годы,- сохраняла женское достоинство.

Моя мама была сильным человеком. Она не согнулась, когда написанная ею диссертация была нагло украдена и с блеском защищена директором института, в котором она работала. Не сломалась, когда хоронила свою годовалую девочку, умершую по дороге в эвакуацию. Не опустила руки, когда ей, врачу высшей квалификации, в 50-м пришлось работать простым лаборантом.

Моя мама была храбрым человеком. И когда началась на Кавказе холера, она поехала спасать больных, взяв с собой меня, десятилетнюю. Я плохо помню подробности, но одно врезалось в сознание: железное требование - не подходить к ней близко, ни в коем случае не обнимать, не садиться рядом. А так хотелось хотя бы часок поздним вечером пошептаться, приласкаться, побыть маленькой… Несомненно, мама была очень хорошим врачом. Трудно поверить, но мама многие годы помнила имена и истории болезней своих пациентов. Помню дни, когда у мамы было по 40 вызовов, и она ходила по домам в любую погоду.

Уже состоявшийся врач, известный специалист, она постоянно читала массу разной медицинской литературы, боясь пропустить новинки.А дома – универсальный врач перевоплощалась в маму. Не помню случая, когда бы мама отреагировала на наши проблемы скороговоркой. Не было такого! Всегда внимательная, обстоятельная, понимающая. Мы никогда не чувствовали себя обделёнными.

Моя мама была верным человеком. Она никого никогда не предавала. Ни отца, вопреки его изменам, хотя пользовалась успехом у мужчин и не однажды могла бы устроить по-новому свою жизнь. Ни дело, которому служила с неиссякаемой любовью. И подлинной трагедией для мамы стали события, приведшие к развалу её Родины, и факты, раскрывшие суть вождей, которым она так свято верила.

Моя мама была мудрым человеком. Она понимала суть человеческого характера так глубоко и могла сформулировать её так точно, что я всегда удивлялась - как она по моим рассказам, часто отрывочным, могла иногда одной фразой определить линию поведения незнакомого человека. И почти никогда не ошибалась.

Удивительным человеком была моя мама. И чем дальше она уходит во времени, тем чаще я ловлю себя на мысли, что советуюсь с ней, поступая определённым образом, мысленно жду её одобрения. Разговаривая со своими детьми, невольно копирую её интонации, повторяю какие-то её мысли.

Человек жив, пока кто-то на земле его помнит. Мою маму помнят многие. Не только я с сестрой, но и наши семьи, и люди, которые с ней когда-то работали.

Недавно у меня дома раздался звонок. Женщина работала с мамой много лет назад и не знала, что её уже нет. А узнав, горько заплакала: “Ты знаешь, я так часто вспоминаю Берту Моисеевну, как-будто и не прошли десятилетия... Ты счастливая, что у тебя была такая мама.”

Уходя, оставить свет,

это больше, чем остаться...”

“Была твоя мама врачом, учителем, инженером или дворником - значения не имеет. Она - Мама, и этим сказано всё! Труд мамы- это труд самой высокой квалификации, а её миссия - самая почётная на земле. “С возрастом всё чаще испытываешь необходимость принести покаяние, исправить то, что, к сожалению, исправить невозможно. И прежде всего - покаяние маме. Все мы, что греха таить, перед мамами в чём-нибудь виноваты. Её давно уже нет... А я всё ещё мысленно говорю: “Прости меня, мама.”

Она рассказывала близким и даже не очень близким, какой у неё заботливый сын: очень хотела, чтобы люди ко мне хорошо относились, уважали меня. Я старался спасать её от болезней, от житейских невзгод, торопился выполнить её нечастые просьбы, а слов покаянных не высказал, хотя они переполняли меня, подступали к горлу. Случалось, забывал позвонить в назначенный час. А мама, словно извиняясь, прощала меня: “Понимаю, ты так занят!” Иногда раздражался по пустякам, а мама стремилась всё понять, сделать интересы сына своими. Если бы можно было сейчас позвонить, прибежать, высказать! Поздно,”- проникновенно говорит 80-летний сын Анатолий Алексин, известный русский писатель.

Моей мамы нет уже 10 лет. Знакомые меня иногда спрашивают: советуюсь ли я с мамой, жалуюсь, делюсь ли радостями и т. п. Отвечаю искренне: мне её очень не хватает. В сердце моём она жива. Более того, часто ловлю себя на мысли: не буду пока ничего говорить маме, пусть всё успокоится, зачем её волновать... Сама мама взрослой дочери, бабушка, но не перестаю всерьёз думать: если бы мамы жили вечно, то все дети были бы счастливее и, вообще, воцарился мир и покой на земле. Мамы не позволили, чтобы было иначе!

Думаю, что хотя бы в мае (13 мая- День Матери) даже самые “забывчивые” вспомнили о маме. Всем матерям, независимо от возраста, цвета кожи, национальности и вероисповедания, желаю крепкого здоровья и счастья! Ведь именно от Вас во многом зависят успех, счастье, душевное спокойствие и благополучие ваших детей. Пусть каждый день будет Мамин, а праздничное настроение будет у мамы круглый год. “Люди, братья мои, берегите своих матерей!” Полностью поддерживаю пламенный призыв поэта Сергея Острового.