Сеть
RussianTown
Перейти
в контакты
Карта
сайта
Русская реклама в Питтсбурге
Портал русскоговорящего Питтсбурга
О нас Публикации Знакомства Юмор Партнеры Контакты
Меню

Судно одноразового использования

Автор: Семен Белкин

Вот уже почти 130 лет в Центральном парке Нью-Йорка возвышается Игла Клеопатры - удивительный памятник древнеегипетской культуры. Устремившийся в небо обелиск высотой почти 30 м и весом около 200 т имеет форму иглы, за что он и получил свое название. Точно такой же обелиск стоит на берегу реки Темзы в Лондоне и на площади Согласия в Париже. Эти уникальные шедевры были изготовлены по приказу фараона Тутмоса III примерно в 1450 г до н.э. Египетские мастера вырубили монументы из красного гранита, который добывался в Асуанских каменоломнях на Ниле. Готовые обелиски переправили вниз по Нилу и установили перед храмом Солнца в Гелиополе. Там обелиски стояли полторы тысячи лет до тех пор, пока Юлий Цезарь не повелел доставить их в Александрию, где они украсили храм царицы Клеопатры. Прошло еще немало столетий, пока в Египте не появились британские и французские завоеватели, после чего обелиски начали один за другим уплывать из Египта. Во времена, когда не было достаточно крупных грузовых судов и мощных кранов, переброска такого гигантского сооружения через океан представляла большую проблему. Так, для того, чтобы обелиск доставить в Нью-Йорк, пароход Дессуг поставили в сухой док в порту Александрии, в носовой части корпуса сделали большой вырез, и через него погрузили обелиск. Потом вырез заделали, и судно отправилось в плавание. Бесценный груз прибыл в Нью-Йорк в июле 1880 г. 112 дней потребовалось, чтобы доставить обелиск к месту его установки. Скорость перемещения этого колосса составила… 30 м в день. Всю эту уникальную операцию щедро финансировал американский магнат Уильям Вандербильдт, и его имя выбито на металлической пластине, прикрепленной к постаменту обелиска. Торжественное открытие монумента состоялось 22 февраля 1881 г в присутствии 10000 человек, и до сих пор этот памятник далекой старины привлекает внимание жителей Нью-Йорка и многочисленных туристов. Французы доставили свою Иглу в Париж без особых проблем, но у англичан это вылилось в исключительную по своей сложности, гениальности и трагичности операцию, которая вошла в историю судостроения и мореплавания как удивительный и беспрецедентный пример постановки инженерной задачи и ее решения.

Дело в том, что тот обелиск, который англичане решили вывезти в свою столицу, упал в результате землетрясения в 1301 г.н.э., и в течение пяти с лишним веков лежал полузасыпанный песком недалеко от великой реки Нил. Следовательно, перед инженерами стояла задача как-то переместить эту громадину к самому берегу, погрузить на судно, которого, кстати, и не было, и доставить за много тысяч миль в туманный Альбион. За эту задачу взялся британский инженер – строитель Джон Диксон, который в то время возводил в Каире железный мост и обследовал египетские пирамиды. Решение, которое предложил Диксон, было поистине удивительным. Он решил вокруг поверженного обелиска собрать цилиндрический железный корпус с клиновидными оконечностями длиной около 29 м, диаметром 4,5 м, разделенный поперечными переборками на 10 водонепроницаемых отсеков. В каждой переборке был предусмотрен квадратный вырез для монумента и другой вырез для того, чтобы человек мог перебираться из одного отсека в другой. Обелиск был надежно закреплен внутри корпуса при помощи мощных деревянных клиньев.

Работа началась с того, что под Иглой местные феллахи (сельские жители), нанятые за гроши инженером, вырыли большой котлован, на дне которого уложили сосновые бревна и шпалы, послужившие фундаментом для нескольких гидравлических домкратов грузоподъемностью по 100 т. Затем были построены деревянные мостки, по которым обелиск, упрятанный внутрь цилиндрического корпуса, скатили в специально отрытый канал, правда, не без происшествия. При входе в воду железный цилиндр ударился о камень, корпус получил серьезную пробоину, внутрь влилось большое количество воды, и судно затонуло. В результате рейс пришлось отложить на длительное время, благоприятный сезон прохождения бурного Бискайского залива был упущен, и вероятность успешного завершения плавания существенно уменьшилась.

Тем не менее, судно подняли на поверхность, два буксира доставили цилиндр в док Александрийской верфи, где корпус оснастили килями, небольшой палубой, капитанским мостиком, мачтой и рулем. Команда судна размещалась в кубрике, внутри которого был люк для того, чтобы человек мог спуститься внутрь корпуса и осмотреть состояние обелиска.

Для обеспечения остойчивости в днище был уложен балласт в виде железных рельсов общим весом 12 т, хотя этот балласт вызвал у инженера, а потом и у капитана необычного судна большое беспокойство, поскольку была велика опасность смещения балласта во время качки, что могло привести к непоправимым последствиям.

Во время рытья котлована рабочие нашли в песке множество предметов эпохи фараонов: вазы, лампы, фрагменты мостовой, уложенной римлянами во время их пребывания в Древнем Египте, а также человеческие черепа и кости. Все эти артефакты были упакованы в ящики и погружены на судно, получившее имя Клеопатра.

Диковинный корабль порождал самые мрачные предположения и слухи, заключались пари, где именно затонет Клеопатра: в Средиземном море или в Бискайском заливе. Суеверные моряки отказывались наниматься на это судно, зная, что внутри него находятся человеческие останки. Пришлось посулить морякам баснословное жалование за участие в рейсе. С огромным трудом капитан Картер укомплектовал свой экипаж из семи моряков - мальтийцев: боцмана, плотника и 5 матросов.

Не легче обстояло дело с поиском парохода, который бы отбуксировал это уникальное плавучее сооружение за 3000 миль в Лондон. Наконец, объявился некий капитан Бут, который предложил на своем пароходе Ольга отбуксировать Клеопатру в порт назначения за огромную по тем временам сумму в 1000 фунтов стерлингов. После ожесточенной торговли капитан согласился на 900 фунтов, причем было оговорено, что если по погодным условиям или каким-либо другим причинам рейс будет прерван, капитан Бут получит вознаграждение пропорционально количеству пройденных миль, то- есть, например, если он отбуксирует Клеопатру на половину расстояния до Лондона, он получит 450 фунтов.

21 сентября 1877 г необычный караван вышел из Александрии. Уже на следующий день, когда подул легкий бриз, буксируемое судно начало рыскать то вправо, то влево, грозя оборвать буксирный трос, и можно было только себе представить, как поведет себя оно в условиях настоящего шторма. К вечеру погода ухудшилась, корабль неимоверно раскачивало, и все члены экипажа жестоко страдали от морской болезни.

Один капитан Картер был на высоте. Он управлял кораблем, лечил и успокаивал членов экипажа, обещая им наутро отличную погоду, хотя сам в этом вовсе не был уверен, со свечкой в зубах ползал внутри корпуса, чтобы убедиться, что нигде нет пробоины. В какой-то момент он уронил свечу и два часа искал выход из трюма.

Пароход Ольга был мало приспособлен к буксировке такой громады, и поэтому скорость движения была черепашьей. Тем не менее, на одиннадцатый день пути караван добрался до Гибралтара. К тому времени на Ольге кончился запас угля, и пришлось совершить заход в Алжир, чтобы пополнить бункер.

Снова потекли мучительные дни рейса. Длина буксирного троса составляла 450 м, так что когда подходила высокая волна, зачастую с Ольги не было видно буксируемого судна. Однако караван продвигался вперед, пока не наступило роковое 14 октября, когда налетел сильный шквал с проливным дождем. Волны перехлестывали через палубу Клеопатры, так что рулевым приходилось привязываться, чтобы их не смыло за борт. Крен судна достигал 40 градусов. Буксирный трос то ослабевал, то натягивался так сильно, что каждую минуту можно было ждать его разрыва. Вскоре шторм достиг наивысшей силы – 12 баллов. Судно полностью скрылось под волнами, над водой оставался только мостик, на котором бессменно находился капитан Картер и двое рулевых. Остальных моряков Картер отправил в кубрик, чтобы их не смыло. Клеопатру раскачивало так сильно, что капитан просигналил на буксирующее судно, чтобы, выражаясь флотским языком, отдали буксирный трос, но воздух был настолько насыщен морскими брызгами, что сигнал не был принят. (Надо помнить, что ни радио, ни других способов связи, кроме чисто визуальных, тогда еще не было).

В это же время произошло событие, которое повергло бывалого капитана в ужас. Корабль получил ярко выраженный крен на правый борт. Значит, произошло то, чего так опасался Картер еще до выхода в рейс – смещение балласта. По правилам мореплавания в такой ситуации команда имела полное право покинуть судно, пока это еще не поздно. Спустили на воду крошечную шлюпку, но волны моментально разбили ее в щепки. Капитан Бут, видя бедственное положение буксируемого судна, послал на помощь морякам Клеопатры свою шлюпку. Команда была счастлива, когда увидела приближающихся спасателей, но тут произошла трагедия. Прямо у них на глазах шлюпка перевернулась, и все шесть моряков, находившиеся на ней, погибли. Не ведая о случившемся, капитан Ольги послал на помощь вторую шлюпку, и на этот раз она благополучно дошла до Клеопатры, и ее экипаж был спасен. Только когда моряки Клеопатры перешли на борт Ольги, капитан Бут узнал о происшедшей трагедии.

Мрачным было возвращение Ольги в Англию. Клеопатра и шесть британских моряков исчезли в морской пучине, потерян бесценный обелиск. Но это еще не все. Если Клеопатра осталась на плаву, то она будет представлять серьезную опасность для других судов. Об этом были предупреждены капитаны всех судов, курсирующих вдоль берегов Испании и Франции. Это предупреждение оказалось очень кстати. Через 2 месяца после трагедии из Лиссабона пришла телеграмма, что пропащее судно обнаружено в Бискайском заливе с борта английского парохода Фицморис и отбуксировано в испанский порт Феррол. Под руководством капитана Картера судно отремонтировали, поставили новую мачту, закрепили сместившийся балласт, и 16 января 1878 г буксир Англия начал последний этап транспортировки уникального обелиска в Лондон, и 21 января под орудийные залпы и ликование толпы бесценный груз прибыл в британскую столицу.

12 сентября 1878 г, почти через год после отправки из Египта обелиск был поднят и установлен на гранитном постаменте при огромном стечении жителей города. На постаменте начертаны имена шести английских моряков, погибших при транспортировке монумента в Англию.

Обелиск по сей день возвышается над берегом Темзы, и привлекает внимание тысяч горожан и гостей британской столицы. Днем и ночью его охраняют два огромных бронзовых сфинкса. Вместе с Иглой Клеопатры они выстояли и сырой климат британской столицы, и налеты немецких бомбардировщиков в годы Второй мировой войны, о чем свидетельствуют раны от осколков взорвавшейся неподалеку авиационной бомбы.

А какова дальнейшая судьба уникального корабля? А о нем никто и не вспомнил. Железные обломки много лет ржавели на земле, а потом пошли на переплав. Это необычное судно было построено всего на один рейс и после его завершения было уже никому не нужно.

Что можно сказать об этой уникальной транспортной операции? Оставив в сторону морально - этические аспекты предприятия: хорошо или плохо вывозить из страны ее исторические ценности, следует отметить другое: насколько точно было выполнено техническое задание – построить такое судно, которое позволило спустить уникальный груз на воду и оттранспортировать его через несколько морей в далекую страну. И с этой точки зрения судно Клеопатра– это классический пример для конструкторов последующих поколений.